Дорогие гуру.

Дорогие гуру

01 апреля 2008 г.


Российские топ-менеджеры все чаще обращаются за консультацией к лайф-коучам. Представители этой новой профессии призваны врачевать душевные раны и наставлять на путь истинный руководителей бизнеса. Психотерапевты новоявленным конкурентам не доверяют.

Два года назад Елена Сергеева, вице-президент банка «Уралсиб», впервые попала на занятие к такому личному наставнику. «Я выбрала курс, описание которого мне понравилось», — вспоминает она. На работе Сергеева общается с топ-менеджерами и акционерами крупных компаний: «Это харизматики, которые строят беседу с максимальной выгодой для себя. Их трудно переубедить». Наставник учил Сергееву чувствовать собеседника, направлять беседу в нужное русло. Уже после третьего занятия она почувствовала результат. Клиенты стали сговорчивее. Дальше — больше. «Нам удалось привлечь крупных клиентов, которые колебались, идти к нам или к конкурентам», — рассказывает она. Успех пришел после того, как Сергеева по совету наставника подружилась лично с каждым клиентом. «Я им часто звонила, встречалась, интересовалась, чем они живут, и в конце концов завоевала их симпатии», — улыбается она. Вести переговоры стало легко. Вскоре из клиентов Сергеевой они превратились в клиентов банка.


Кто такие.


«Людям сегодня выгодно быть успешными», — говорит Юлия Лисицына, наставник и президент Международной ассоциации коучинга и бизнес-технологий. «Стабильность породила желание найти себя в новой действительности, понять, кто ты и на что способен», — добавляет Екатерина Михайлова, коуч Центра подготовки персонала «Класс» Леонида Кроля.Где спрос, там и предложение. Семь лет назад в России появились люди новой профессии — личные наставники, а в последние три года их популярность особенно возросла, констатирует Лисицына. Коучей часто путают с психотерапевтами, но это разные профессии, говорит Максим Ошурков, сертифицированный коуч Международного эриксоновского университета: «Психотерапия имеет дело с прошлым человека, коучи занимаются его настоящим и будущим».Это смесь психотерапии, тренерства и менеджмента, противоречит Ошуркову Инна Беркович, личный наставник и директор департамента подбора специалистов в области маркетинга кадровой компании Human Capital. Третье определение выдвигает Лисицына: «Лайф-коуч — это мотиватор. Он убирает шоры с ваших глаз, дает новое видение ситуации и вдохновляет на изменения».


Что о них говорят.


Психологи и психотерапевты сдержанно отзываются о личных наставниках. По мнению Галины Сартан, кандидата психологических наук и директора тренингового центра «Катарсис», это новое название старого явления: «Желание выговориться и посмотреть на проблему с другой стороны — извечное желание человека. Люди исповедовались в церкви, потом стали посещать психотерапевтов, теперь нанимают лайф-коучей».Это не что иное, как модное название для технологий прикладной психотерапии, объясняет Яна Дубейковская, член правления Всероссийской ассоциации прикладного психоанализа: «В психотерапии есть краткосрочные методики, которые позволяют быстро решить проблему». Лайф-коучинг можно назвать околопсихологическим сопровождением, когда нужно решить конкретную проблему — например, получить новую должность или справиться со стрессом, считает Маргарита Жамкочьян, независимый психолог-психотерапевт: «Это система технологий, которыми может овладеть любой бизнес-консультант или тренер. Но этому надо учиться». Сегодня многие нуждаются в психологических услугах, продолжает она, но к психотерапевту идти бояться, так как считают себя здоровыми людьми. Поэтому и обращаются к лайф-коучу: «Но нет механизмов контроля качества. Некоторые просто ловят клиентов на идею успешности».


Чего они стоят.


Сами наставники говорят, что хорошего специалиста от непрофессионала можно отличить по стоимости услуг. Диапазон — от $100 до $1500 за час, констатирует Беркович из Human Capital. «Я беру за прием 500 евро. Если же лайф-коуч просит $100, я задумаюсь о его квалификации», — поясняет Лисицына.За деньги личные наставники, как они сами утверждают, творят чудеса. «Один мой клиент, довольно известный человек, должен был много общаться с людьми, но не мог преодолеть страх перед публикой», — вспоминает Беркович. Она выяснила, каким он хочет видеть себя на людях, проработала с ним разные роли и состояния его души. После нескольких занятий клиент обрел уверенность и стал получать удовольствие от общения. «А моя клиентка, топ-менеджер транснациональной компании, пришла ко мне, так как пресытилась престижной работой, но боялась ее бросить», — рассказывает Лисицына. После занятий она оставила работу, начала писать книги и ведет курсы по психологии.

Коучинг получил распространение потому, что для многих высокопоставленных или известных людей он стал альтернативой тренингам, подчеркивает Михайлова: «Эти люди не придут на общий тренинг, они лучше проработают те же темы в условиях полной конфиденциальности». По ее словам, хороших коучей буквально передают из рук в руки, официальной рекламы им не делают.Любой коуч начинает с отработки прикладных навыков, например умения вести переговоры. Но по ходу часто вскрываются глубинные неполадки, приходится разбирать весь комплекс психологических проблем клиента, добавляет Жамкочьян. «Можно вскрыть глубокий внутриличностный конфликт или травму, и пациенту станет хуже. Если коуч недостаточно компетентен, он будет не в состоянии травму залечить», — предупреждает она. Поэтому вопрос о вреде и пользе — на совести наставника. 

Возврат к списку