"Дегустационный коучинг и наставничество" в Нижнем Новгороде.

08.10.2007

Коучинг на вкус или три странных дня бизнес-элиты. 
1115.png
Вы умеете работать с мечтами? А принимать лишнее как необходимое? Владеете техникой парадоксального ресурса?  Наверняка уверены, что способны эффективно планировать отношения, но вот – так ли это на самом деле?       Неожиданные вопросы задают на коучинге.  А уж какие советы дают… С благородной целью посмотреть, что это за процедура, есть ли от нее какая-либо польза в предпринимательской жизни, несколько человек из Нижнего Новгорода и Москвы отправились в Дивеево. Именно там компания «Рандори» устроила им встречу со своим давним партнёром,  коучем международного уровня Леонидом Кролем. 


Леонид Кроль:
Мы нашли друг друга случайно. Рандори – молодая, умная, энергичная компания. Я рад знакомству с ней. Анна (Анна Мамонова – генеральный директор компании «Рандори» - авт.) человек вездесущий, который как газ заполняет все вокруг, как радиация проникает всюду. Она каким-то образом нас увидела. Ее свойство выискивать новое привело к тому, что она заинтересовалась тем, что мы делаем.

Сложно в Нижний вытащить фигуру такого уровня, как Леонид Кроль?


Анна Мамонова: 
Смотря для кого… Когда мы не делаем из кого-то идола, оказывается, что это просто бесконечно интересный человек, с которым можно  общаться более эффективно и приятно, когда снимаются маски и пафос. Для нас Кроль - это очень уровневый бизнес-партнер, коллега, друг, наставник. Просто очень приятный, содержательный человек, с которым хорошо за чашкой кофе поговорить о чем-то важном. И, я думаю, он тоже приезжает к интересным ему людям.       Мы решили этот проект осуществить в Дивееве, потому что эффект от таких мероприятий усиливается, когда происходит полное погружение. Ведь когда мы находимся в привычной бизнес-среде, мы, хотим того или не хотим, носим на себе Чеховский футляр - макияж, костюм… Он нас сковывает, диктует определенные правила поведения и даже мышления.

Но ведь в  этот футляр все равно придется возвращаться.А.М.:

Ты уже возвращаешься в него иным. И каждый вернулся с каким-то своим сундучком, куда он сложил что-то очень важное и ценное лично для него. У меня тоже есть такой сундучок. С каждой новой встречей с Леонидом  туда добавляются вещи более жизненные, более нюансные, тонкие. Они касаются тебя настоящего и твоей жизни в целом.

И участники тренинга тоже знали, какая работа им предстоит?

Алексей Криницын, генеральный директор ООО «Завод металлоконструкций «Орион»:
Честно – не знал. И первая причина, по которой я поехал – это эмоции Анны. По ней было видно, что ее зацепило. А когда один консультант, а Анна – потенциально очень сильный консультант, хвалит другого, это говорит о многом.      И мне понравились статьи Кроля, видно было, что он отличается от других, было ощущение, что человек понимает, что он делает, знает, зачем он это делает. И это хорошо.      И еще одно  совпадение. Сейчас как раз такой момент в моей жизни, когда закончился  определенный этап развития, обучения, консалтинга. И у меня никогда не было индивидуального тренинга, а я так понял, что коучинг – это индивидуальная работа.

Наталия Вязанкина, директор Риэлтерской компании «Триумф»: У меня получилось так, что мне приглашение было доставлено буквально на блюдечке с голубой каемочкой. Месяца два назад я слышала фамилию Кроль в одной компании, где участница его семинара рассказывала о том, как занималась в Москве. И другая моя знакомая тоже собиралась туда. И когда буквально накануне отъезда  меня пригласили на этот тренинг, я подумала, что совпадений не бывает – надо ехать.

Людмила Булкина, директор по персоналу ЗАО «НСС»: В 2000 году мою подругу направили в Германию «учиться коучингу». Это была программа повышения квалификации для преподавателей экономических факультетов, ведущих занятия по Президентской программе переподготовки кадров. Пока она училась, я выясняла, как «коучинг» выглядит, и  где его используют. К моменту возвращения моей подруги я была очарована тем, что удалось прочитать на европейских и американских сайтах по бизнес-консультированию. Но подруга остудила мой пыл, сказав, что  коучинг в российских условиях неприменим. Шло время, появилась хорошая литература, стали узнаваться авторы, сложилась личная практика работы в бизнес-среде. Было ощущение, что я иду своей дорогой, а коучинг меня постоянно догоняет…  Однажды, пытаясь осмыслить применение нейролингвистических технологий в бизнесе, я вспомнила про коучинг и спросила себя: к чему приведет такая «технологическая встреча»?.. Занимаясь развитием и обучением персонала, приходилось овладевать тренерским искусством, разбираться с наставничеством как частью управленческой компетенции, и тут снова «возник коучинг». Мы вместе с сотрудниками прочитали все новые книги на эту тему, нашли центры, где обучают коучингу.             И что же произошло далее?  Появилась Анна Мамонова с предложением посетить семинар Леонида Кроля. Все оказалось своевременно.

Галина Попова, директор по персоналу магазина «IKEA»: 
Я ехала с желанием понять, что такое коучинг по версии Леонида Кроля. Я сама начинающий тренер и слежу за тем, что происходит на российском рынке, это имя мне было известно. Интересно было посмотреть, как работает мастер.

Татьяна Юрина, председатель Правления «ФОРУС-банка»: Я первый раз участвовала в подобном тренинге.  И когда ты не знаешь, что тебя ждет, появляется ощущение некоего Зазеркалья. Это интересно.

Л.К.: В этом проекте собрали людей, которым хотелось показать работу с конкретным человеком. Мне очень приятно, что я явился поводом для этой встречи, потому что люди очень разные, очень самостоятельные, очень действующие. И в той поре, когда активность еще есть, а опыт уже есть, поэтому удается работать с переломными точками, с точками зрелости. Вообще люди субъективно рано стареют и отказываются от жизни, а в нашей группе это проявляется в меньшей степени, во всяком случае, мой задор находит отклик. 

А.М.: 
Когда наша компания создавалась, мы говорили клиентам о том, что все вокруг вас изменится, ваш бизнес изменится, когда вы изменитесь сами. Нам кажется, что эта программа более важна, чем структурированные тренинги по продажам, по переговорам… Просто потому, что она позволяет человеку ответить себе на большое количество вопросов и оказаться в несколько ином пространстве. Когда мы надеваем костюм для того, чтобы казаться более значимым, более деловым, более соответствующим ситуации, чем есть на самом деле, то мы можем получить антиэффект, если у нас внутри нет ощущения себя в костюме. И это всегда замечается. Гораздо большего эффекта  можем добиться, когда мы просто являемся собой, когда мы органичны в своем образе. На самом деле можно быть очень солидным и успешным в майке и джинсах.     И, мне кажется, эта программа дает большой эффект и по постановке управленческих навыков, и по ведению переговоров, и по мотивации, потому что происходит некое осмысление своего собственного образа и происходит просто большее понимание людей, которые находятся рядом. Было интересно наблюдать, как с людей буквально слетали маски и на третий день все выглядели уже по-другому. Это были расслабленные люди, живые.


Т.Ю.:
 Я люблю такие вещи. Любые внутренние изменения происходят только тогда, когда есть жизненные показания. Например, человеку говорят: «Если не бросишь курить – умрешь». Точно так же и здесь – какие-то личностные  характеристики можно откорректировать только тогда, когда ты остро понимаешь необходимость этого. И здесь была провокация со стороны тренера.

Неприятная?

Т.Ю.: 
Не скажу, что неприятная. Тяжеловаты, болезненны были некоторые вопросы, потому что они били прямо в точку. Иногда сам себе в чем-то  не признаёшься, а тут услышать это со стороны, да еще на группе… Но такие воздействия и  подвигают к каким-то изменениям.

Н.В.: Я считаю, что к таким вещам человек должен быть готов. Тот, кто никогда не задавал себе сложные вопросы, не сможет оценить глубины того, что он делает. Кроль работает не как консультант, который натаскивает на отработку знаний. Я увидела то, что мне импонирует, и здесь задача тренера и любого  руководителя совпадают, – желание открыть лучшее в самом человеке и дать этому лучшему развиться.

А.К.:  Я помню свое  удивление и некое восхищение, когда Леонид назвал три мои самые сильные и самые слабые стороны. Мне показалось, что я ничего не говорил о том, что касалось этих сторон. И это не были банальности, лежащие на поверхности. Он залез гораздо глубже.       И та первая беседа задала тон. Если ты восхищаешься учителем, отсюда и вся атмосфера. У меня сразу возник вопрос: как он это делает?

Вы все о человеке знаете?

Л.К.
Нет, конечно. Я вообще очень мало знаю.

А почему же, всегда в точку попадая, вы объясняете человеку человека?

Л.К.: 
Я люблю читать книжки. Открываю книжку – могу ее листать,  смотреть  оглавление, иногда читать все подряд, иногда соотносить с другими прочитанными книгами, что-то воображать по этому поводу.      Я отношусь к человеку так, что можно с ним вместе сесть и увлекательным образом почитать его «книжку», которая отчасти написана, отчасти еще нет.     Я люблю и умею читать.

Т.Ю.:  Возникало такое ощущение, что, может, Леонид и читает людей как книги, но очень важно то, эти книги ему интересны. Именно искренний интерес очень помогал.

Оксана Сергеева, руководитель направления компании «Рандори»: Можно говорить о технологии общения, в ней прописаны правила, оценки, стандарты. А есть люди, которые великолепно общаются, нарушая правила. Вот Кроль – это как раз тот уровень общения, когда  нарушаются абсолютно все правила. Это можно рассматривать как технику, но как технику, которая имеет в себе свободу отказа от техники, от существующих стандартов.     И ключевой момент – относиться к людям непредвзято. Быть просто зеркалом, в котором отражается другой человек. Вот только эта непредвзятость трудно достижима…  Плюс к этому, очень важен  опыт, который  у него наработан. И даже если он в первый раз видит человека, все равно какие-то гипотезы уже готовы. И они проверяются. Не прошла одна гипотеза – возьмет другую. Он очень гибок в этом. Опыт и гибкость – важные моменты. Скопировать их невозможно, можно только наработать свои. Это дается общением с огромным количеством людей, очень разных людей.

Л.К.:  Их не так уж и много. Я работаю два часа, люди часто не по одному разу приходят…  Может, пора объяснить, что такое коучинг? Это некий набор коротких импульсов, с помощью которых человек делает ряд важных для себя шагов. Это не просто информация о том, что и как надо делать, а именно тренинг. Термин «коуч» идет от английского «тренироваться». Можно сравнить это с фитнесом. Там тренер не просто говорит человеку, что тому делать, а сопровождает его в первых движениях, определяя меру нагрузки, планируя следующий шаг вперед.      Это одновременно получение навыков, знаний и - импульсов к действию. Задача ведь обычно кратковременна: поставить человека на некие новые рельсы, проследить, куда он по этим новым рельсам пойдет. И эффект от работы бывает очень разный. Бывает, человек начинает лучше кататься на горных лыжах, координация улучшается. Хотя об  этом ни сном, ни духом…

А.М.:
Мне кажется, про многих бизнесменов можно сказать, что каждый следующий этап жизни их все нагружает и нагружает, а координация связана с совсем другими составляющими. Например, с разрешением себе скорости в жизни. Или разрешением себе остановки. Или просто спонтанности. Ведь если мы будем размышлять, как должна двигаться наша левая нога – идти не сможем.    То же и с бизнесом. Как только мы начинаем пристально контролировать каждую деталь, у нас бизнес останавливается. Все это связано: катание на горных лыжах, управление компанией, общение с детьми, рисование, пение.

А  советы, которые Леонид в последний день давал, совпали с тем, что вы в себе ощущаете?

А. К.:
 Они затрагивают достаточно тонкие вещи, которые при их исполнении влияют на все. Это цепляет некие точки, на которые надо обратить внимание. Ему, как и всем нам, надо было написать в общей сложности 60 советов за достаточно короткое время. Мне было тяжело их писать. Не тяжело  двум–трем  людям и первые 2-3 рекомендации. А было видно, что все его советы не натягивались. Это впечатляет. Это умение работать с правым полушарием. Кроль, я так понимаю, достаточно прагматичный человек, не идеалист точно, но он доказывает, что возможности человека не ограничены, потому что  приходит к собиранию информации «из воздуха».

Л.К.У меня просто объем воздуха чуть больше, чем принято считать. Меня интересует тот фон, который окружает человека. Мелочи. Каждый из нас вокруг себя оставляет массу следов. Эти следы прочитываемы не только  как улыбка Чеширского кота, человек оставляет массу следов, которые видны.      Вообще процесс «чтения» гораздо интереснее, чем кажется.  Надо только, чтобы суета и сиюминутные дела не отвлекали от того, что самое интересное в человеке.

А в вас что самое интересное?

Л.К.: 
Говоря банальности, видимо, желание удивляться.  Я думаю, отчасти это связано с развитием, отчасти с какими-то проблемными дефектами. Я с детства близорук и рассеян. Мне для того, чтобы что-то  увидеть, надо вглядеться. Процесс     вглядывания – активный, он содержит в себе реальное вглядывание и фантазирование по ходу дела. И именно вглядывание и фантазирование,  наложенные друг на друга, дают эффект более ясного видения, чем у людей, которые просто видят, без близорукости. У них автоматически в глаза много всего входит.

О.С.: В самом начале мы написали цели для себя, потом я о них забыла, а в начале третьего дня их достала и у меня возникло ощущение, что если не полностью, то хотя бы частично я эти цели для себя удовлетворила, над всеми ими поработала, хотя специально этого не делала. Если мы ставим цель, то, хотим мы этого или не хотим, начинаем на нее работать. В нас сидит некий человечек, который понимает, куда надо идти. Вначале была логическая работа, а дальше логика отключилась и началось проживание. И логическая работа дала маячки, по которым пошло это проживание.     Я для себя многое взяла. Скорее даже не на уровне техники, технологии, а на уровне дозволения себе свободы. На самом деле, можно все!

Л.К.: 
Для того, чтобы с клиентом работать, а работать приходится интенсивно, в него влюбляешься и говоришь с ним на его языке.      Это как спички зажигают. Не любовь на всю жизнь, тут некая пусковая реакция, от которой часто появляется достаточно глубокая выхваченная освещенность.  Это ценность мгновения, это нежелание откладывать жизнь, ощущение,  понимание, что можно больше успеть за счет себя, за счет собирания информации, приглядывания, дипломатии… Попытка экстремального использования времени.

Вам бывает скучно?

Л.К.
Да, конечно. У психологов есть такое понятие: контрперенос. Важно почувствовать, какие чувства вызывает партнер. Если он вызывает скуку, это важная диагностическая вещь. Иногда об этом можно сказать, а иногда в этой скуке можно остаться.     Я погружаюсь в некие определенные чувства, которые человек вызывает, стараюсь в них немножко поплавать, получить от них какую-то подсказку. Потом я начинаю смотреть, а что на противоположном полюсе скуки – может, человек немножко агрессивен, может, он немного зажат. Или боится странности или экстравагантности. Я начинаю экспериментировать, строить гипотезы – ошибаться, но двигаться.  

Г.П.: 
Я слушала, как Леонид разговаривал с другими, задавала себе те вопросы, которые он ставил перед ними, старалась на них ответить. Он дал толчок, пищу для размышлений. На меня очень сильно повлиял этот тренинг.

Т.Ю
.: Меня удивило, как группа незнакомых людей может стать близкой по духу, друг друга понимающей за такое короткое время.  Я знаю, что существует проблема взаимоотношений в группах. В компаниях люди работают годами и не могут толком понять ни друг друга, ни мотивы друг друга. Здесь же за  три дня получился  эффект достаточно сильного взаимопонимания. А все потому, что мы вели откровенные беседы – с кем на работе вы вот так беседуете? И потом здесь роль тренера была значительна, он задавал тон, он показывал образец, которому мы следовали, он задавал откровенные, может, нелицеприятные вопросы и все остальные поддерживали правила этой игры.

А.М.: Я  давно не получала такого удовольствия от группы. Группа была очень живая. В ней было очень комфортно, было много  энергии: каждый хотел помочь не только себе, но и другим. А мы знаем, что там, где мы пытаемся помочь кому-то, мы больше всего помогаем  себе.

И открыли в себе что-то прежде неведомое?

А.М.: 
Для меня это уже развитие тех открытий, которые были сделаны раньше.  Но именно сейчас я очень четко ощущаю, чего мне на самом деле хочется. Мы ведь очень часто перестаем хотеть. Один из участников в прощальном письме мне написал, что нужно раз в день остановиться на час и просто подумать, чего я сейчас хочу. Хочу кофе – значит, надо выпить кофе, насладиться его вкусом, запахом. И это правда. Теперь я так делаю. Появляется ощущение расслабленности и одновременно – управляемости ситуацией гораздо большее, чем было в напряженной спешке.

Н.В.: Не скажу, что я в восторге каком-то, но понимаю, что и задачи такой не было. Это же дегустационный коучинг, тебе дали попробовать, что это такое. Я понимаю, что Кроль работает на уровне чувств и ощущений, хотя для практического использования я написала себе 16 пунктов. Я приучена к тому, что даже маленькая мысль, идея может перерасти во что-то большее.     Чтоб что-то удивило – нет. Для меня, для моего темперамента обратной связи не хватало. Я понимаю, что в индивидуальной работе он гораздо сильнее.

Г.П.: 
Для того, чтобы изменилось что-то вовне, надо прежде всего изменить себя. И эти перемены уже начались, я их ощущаю.      Мне нравится то, что происходит. Появилось большое чувство уверенности не только в работе, но и в жизни. Если раньше были постоянные сомнения, то сейчас я уверена, что  именно так и надо делать. Это то, чего мне не хватало раньше. 

Т.Ю.:
  Я не готова сказать, что завтра пойду искать новую работу или займусь новым бизнесом. Но появилось много мыслей в отношении самой себя. Я получила направление движения, знаю, куда идти. Искать в себе гармонию. За это я благодарна и тренеру, и многим членам группы, которые все эти дни активно помогали разобраться в себе.

Н.В.:
 А я уже по тем рекомендациям, которые получила, сменила прическу и купила бусы. Сказала себе: «Я буду женщиной!» Взгляд на себя со стороны всегда важен. В этом смысле я себя считаю хорошей ученицей.

Л.Б.: 
Заключительный день встречи оказался самым ярким. Представьте, пять человек, не сговариваясь, определяют тебя одной и той же метафорой! Появляется повод задуматься.   

О.С.:
 Легко общаться со структурированной информацией – дали правила, программу – и ты по ним действуешь. Здесь что-то заронили, посеяли, я знаю, что что-то должно прорасти. Но даже не представляю, в каком направлении это будет происходить. Знаю, будет нечто неожиданное для меня.      В эти три дня было очень мощное ощущение полного отрыва от привычной действительности. Здесь сработал и чисто физический фактор перемещения тела в пространстве, если бы мы находились в городе, такого эффекта не было бы. Важный момент лично для меня – зарядка по утрам. Она много дала. Ну, и другие, чисто телесные воздействия – окунание в источник, ночная баня и пение песен. Все это было частью программы, и оно тоже дало возможность придти  к себе.        

А.К.:  
Я сам хотел стать коучем. В общем-то, это уже понемножку происходит. Мне кажется, что понимать людей всегда несколько сложнее, чем себя. Но некоторые вещи лучше делать вдвоем или впятером, а для этого необходимо понимать друг друга.     И если опять к нашей группе вернуться, - у всех есть здоровое чувство неудовлетворенности. Это для меня как показатель, что у этих людей все будет хорошо. За такими людьми будущее. 

А.М.: 
И еще мне хочется сказать о бизнесменах, которые не поехали. Нам жизнь иногда что-то предлагает, мы от этого отказываемся, не попробовав, не разобравшись, что это. Я очень люблю людей, жадных до жизни. И мне кажется, наша группа состояла из таких вот «жадин». Такие люди обычно получают больше, чем остальные. Они могут легче выйти из своего футляра и заглянуть в соседнюю дверь. А вдруг там что-то интересненькое, вкусненькое, важное, что-то, что мне нужно. Мне кажется, те бизнесмены, которые могут позволить себе дополнительную степень свободы, любопытства, какой-то детской непосредственности, получают в награду то, что их компании растут и развиваются гораздо быстрее, чем тех, кто ставит себя в рамки.

Т.Ю.: 
Я помню, первые три дня после возвращения  была в каком-то  сомнамбулическом состоянии, когда мыслями еще там, а телом уже здесь. Текучка берет свое.  Но главное – не забыть, не отложить все на потом. Еще есть время подумать.                                                                             

Татьяна Черенкова 

P.S.
  Какой совет вы дали бы человеку, который случайно забрел   или прямиком пришёл на  сайт  компании Рандори?

Л.К.Никогда не уходить с этого сайта, быть в нем все время. Уж если суждено быть в ловушке, пусть эта ловушка захлопнется именно здесь.  

Возврат к списку