Драма "Под стук трамвайных колёс" Часть 7

Городок

Появление Мисао сразу привлекает внимание нескольких мужчин. Один за другим они увязываются за ней и, перебивая друг друга, принимаются пошло острить на ее счет.

— Послушай, не кажется ли тебе, что живот твой снова вздулся? Чей же у тебя ребенок на этот-то раз? — нахально спрашивает один из них.

— Поговаривают, будто у тебя снова завелся молодой хахаль. Что ж, это тебе на пользу. Смотри, как расцвела и похорошела!

— Эй, душенька! Что-то ты стала забывать старых друзей... Нельзя так... Нельзя же все время увлекаться только молодыми.

— Ого, смотри какой ты стала гордой! — заглядывает ей в лицо четвертый. — Ягодка ты моя, а ты и впрямь выглядишь аппетитно. Может, тряхнем стариной? Давненько мы с тобой не баловались...

— Как поживают наши ребятишки? — кричит ей издали здоровенный мужчина с покрасневшим не то от загара, не то от пьянства лицом.

Однако наглость и грубость всех этих людей нисколько не смущают и не возмущают Мисао. Она горделиво красуется перед ними, словно давая им возможность любоваться собой.

В доме Киота

На дворе еще день, а Киота уже потягивает саке. Это мужчина средних лет с одутловатым лицом и мешками под глазами. Позади на циновке сидит племянница его жены — Кацуко, девушка лет шестнадцати. У Кацуко нет присущей девочкам ее возраста свежести. Она больше напоминает женщину средних лет, испытавшую на своем веку многие тяготы жизни. Она все время молча работает, и из-под ее рук то и дело появляются яркие бумажные цветы. Кацуко нехороша собой. Волосы ее гладко причесаны, и две тоненькие косички лежат на плечах. У нее вид совсем забитого существа.

— Послушай, Кацуко, — ворчливо наставляет ее Киота. — Ты должна понять, что на нас свалилось огромное несчастье. Тетку твою положили в больницу на операцию. Неизвестно, когда ее выпишут оттуда. Все это стоит немалых денег. Правда, мы договорились с твоей матерью, чтобы пока она взяла на себя расходы по больнице. Но при этом она заявила, что мы должны вернуть ей эти деньги из тех, что она ежемесячно высылает на твое содержание. Справедливо ли это? Подумай как следует, Кацуко. Ведь тетка ближе тебе, чем мать. Ты ей многим обязана, да и живешь ты у нас. Вот и работай на совесть, чтобы хоть как-то выразить свою любовь и благодарность.

Киота оборачивается к девушке, чтобы убедиться, доходят ли до нее его слова, вникает ли она в них. Но ни один мускул не дрогнул на застывшем лице Кацуко, только пальцы ее зашевелились еще быстрее.

— Если бы ты была хоть немного попригляднее, — продолжает в том же ворчливом тоне Киота, — ты могла бы найти себе более легкую и выгодную работу. Но с твоей внешностью только и остается, что надомничать. Однако имей в виду, тебе придется поработать и за тетку, пока она в больнице. Понятно?

Кацуко молча кивает, не поднимая головы, и лицо ее по-прежнему ничего не выражает.

Киота недовольно смотрит на нее помутневшими глазами и бурчит:

— Трудно считать тебя человекоподобным существом. Ты просто растение какое-то, ей-ей.

В это время у кухонных дверей раздается чей-то голос:

— Здрасте! Отдел доставки магазина Исэ-маса!

Кацуко поднимается с места и вяло плетется на кухню.

Парнишка лет семнадцати-восемнадцати ставит свой велосипед у дверей кухни и извлекает из корзины на багажнике огромную бутыль саке. Это Окабэ, рассыльный магазина, торгующего вином и водкой. Окабэ оборачивается и, увидев Кацуко, приветливо улыбается ей. Передавая ей бутыль с саке, он заглядывает в дом. Сайт переехал чешское порно .