Станислав Любшин. Встреча с Шукшиным

По поводу роли Шаманова Василий Шукшин сказал в одном из интервью:

"Очень понравились последние работы в театре Чуриковой и Любшина. На их примере, мне кажется, можно было бы построить радостную "контртеорию", что не только театр щедр на приданое своим актерам, которые уходят (на время или навсегда) в кино, но что и кино обогащает своих актеров (Чурикову и Любшина надо все же рассматривать как киноактеров, хоть у них и есть опыт театральный), но теорию строить, очевидно, не нужно, а обратить внимание на особенность их игры следует. Особенность тут в том, что манера их игры — кинематографическая (негромкий голос, скупость и точность жестов, вообще стремление строить образ "внутренними" средствами). Они играют так, словно их снимают средним (поясным) планом, и все доходит (вот тоже "секрет" театра: ничто ценное не пропадает, лучше зал замрет и услышит актера, если на сцене происходит нечто дорогое)".

В эти же годы Любшин снимается у Шукшина в "Печках-лавочках". Он играет молодого социолога Ивана, сына профессора—языковеда, в доме которого гостят в Москве Иван и Нюра.

К сожалению, московские эпизоды в фильме — самые слабые. Тема душевного родства образованного интеллигента и крестьянина-самородка заявлена, но не раскрыта. Из-за этого неясны, расплывчаты и образы профессора и его сына. Шукшин сам остался недоволен воплощением этой темы.

Хотя роль Ивана не стала удачей, чрезвычайно важна была для актера работа с Шукшиным. О нем Любшин всегда говорит с глубочайшим уважением, перед ним он преклоняется. Шукшин для него — художник высокой нравственной силы и стойкости, "ни единой долькой" не отступивший от лица.

Шукшин подарил Любшину свой сценарий "Позови меня в даль светлую ..." и благословил на постановку. Знал, что тот мечтает попробовать себя в режиссуре. Пробивал возможность постановки. Остальное уже произошло без Шукшина, после его смерти.
Киноповесть "Позови меня в даль светлую..." Любшин поставил на "Мосфильме" вместе с оператором Германом Лавровым в 1978 году. Любшин принес с собой опыт работы с Шукшиным и опыт работы над Шукшиным: он поставил сначала ту же киноповесть с теми же актерами на радио — это была своеобразная проба. Лавров, работавший с Михаилом Роммом и Марленом Хуциевым, был большим мастером в передаче на экране мира души человека. Естественно, что, сойдясь вместе, они в этой небогатой событиями истории сосредоточили свое внимание на характерах.

Небольшой городишко на берегу большой реки — этот общий план начинает и завершает фильм, несколько раз появляется и по ходу повествования, как бы отделяя один эпизод от другого. Крупным же планом выделены трое: Груша, ее брат Николай и потенциальный жених Владимир Николаевич. Есть еще четвертый — сын Груши Витька, но он — часть Груши, ее мира, в то время как двое других существуют отдельно, самостоятельно. История неудавшейся попытки брата устроить судьбу сестры рассказана подробно, с юмором и добрым вниманием к человеку.

То, что главную роль играет Лидия Федосеева, — это тоже из шукшинской поэтики. Ее героини в фильмах Шукшина всегда были воплощением света, доброты и внутренней гармонии, которой так не хватало его мятежным героям.

Здесь внутренняя гармония как бы нарушается. Устала Груша жить одна, без мужика в доме, устала растить сына и поддалась на уговоры брата — согласилась познакомиться с тем, кого подобрал он ей в мужья. Захотелось ей стать, как все, — дом, муж, хозяйство.
Захотелось, но не получилось. А не получилось потому, что не смогла она пойти против себя самой. Пробовала, уговаривала себя, но не смогла. И все старания брата Николая, которого смачно, размашисто играет Михаил Ульянов, оказались напрасны, и он растерянно отступил перед Грушиным решительным четырехкратным "нет!".

Жениха Владимира Николаевича играет сам Любшин. Будучи режиссером фильма, он выбрал себе роль столь далекую от всего, что делал прежде в театре и в кино, что только диву даешься. Он всегда выступал (за исключением Федяева в "Слове для защиты") протагонистом автора — здесь ничего похожего) Резко, безжалостно изменена внешность. Конечно, не узнать его нельзя, и это узнавание "от противного" входит дополнительной составляющей в наше восприятие фильма.

Сначала мы видим Любшина со спины: долговязая фигура подходит к дому Груши. Идет он как-то странно — то ли переваливаясь, то ли заплетая ноги, то ли то и другое вместе.

И вот он уже в доме — происходит знакомство. Куда девались привлекательность и обаяние Любшина?! Большие залысины почти обнажили череп, черты лица заострились, глаза запали и словно вылиняли, нос вытянулся. На голове кепка, в руках большой желтый портфель. Кепку снимает и надевает всегда медленно, аккуратно — это целый ритуал. С портфелем не расстается: пока стоит, держит его, когда садится за стол, ставит рядышком. Поднимаясь из-за стола, сразу же берет портфель. Кажется, что этот предмет — своего рода символ власти над людьми — придает ему уверенность: ведь там какие-то документы.

Взгляд его зорок и цепок. Зырк, зырк — и незаметно своими вылинявшими глазками-буравчиками он успевает охватить и ладную фигуру хозяйки, и скудную обстановку в доме.

Он явно чувствует неловкость и явно хочет эту неловкость побороть. Здороваясь и прощаясь, долго, несколько раз пожимает руку, нескладно сгибаясь и немножко приседая.

Ест жадно, и громким хлюпаньем отправляет в рот каждую ложку супа. Еще неприятнее пьет: пьет шампанское, как воду, и мы буквально слышим каждый глоток. Пьет залпом и при этом морщится.

Этот бывший алкоголик ("Я ведь раньше злоупотреблял, сильно злоупотреблял", — без конца повторяет он Груше) с тупым упорством постоянно подчеркивает свою добропорядочность. Гордится тем, что "завязал" и презирает бывших собутыльников. Витьку наставляет долго и нудно: "С плохими товарищами не знайся", "Стремиться надо, Витя", "Литературу надо знать назубок" ... И говорит-то он прописные истины. Недаром бывшая жена назвала его тоскливым дятлом — скучно, монотонно долбит одно и то же.

Вот Владимир Николаевич впервые принимает Грушу у себя дома. Он заметно волнуется, а от этого суетится больше обычного. "Вы садитесь", — подставляет он ей кресло и держит его на весу. А так как Груша рассматривает комнату и садиться не торопится, он, не выдержав, с досадой произносит: "Да скорей же!"

Включает музыку, ставит на стол закуски, вынимает из холодильника шампанское, наливает в бокалы. Предлагает выпить "на брудершафт". Груша не понимает. Он показывает, как это делается. Мы видим недоумевающее лицо Груши, затылок Владимира Николаевича и его руку с бокалом, которую он пытается продеть через руку Груши. Она никак не может понять необходимость столь странного ритуала, а он жалобно взывает: "Не надо ломать традицию!" Просунув наконец свою руку с бокалом, стоя в неестественной позе, он все-таки доволен — традиция соблюдена! — и пьет шампанское залпом, громко глотая.

Но актер следует шукшинской способности докапываться до самых глубин человеческой психологии и сопереживать ему. Наблюдая за его персонажем, мы видим, в общем-то, несчастного человека, изо всех сил пытающегося показать, что все у него в полном порядке. Не пьет, мебель покупает ("Хочу еще софу взять, есть сейчас чешские", — значительно сообщает он Груше), у начальства на хорошем счету... Вот только почему-то общаться с ним никто не хочет, и он очень нервно на это реагирует. Его болезненная ущемленность открыто проявляется в эпизоде в ресторане, и этого человека становится по-настоящему жалко.

Надежда, светлая даль, к которой потянулся этот бывший алкоголик, а теперь добропорядочный мещанин, не для него, потому что естественная как сама природа Груша никогда не станет ломать себя, подстраиваясь под "традицию", не изменит себе ради удобства и спокойствия. Но ведь все-таки он к ней потянулся!...

В многообразии человеческих судеб и житейских конфликтов Шукшин выделял людей самобытных, ярких, оригинальных, однако не обходил своим вниманием и других — ординарных, бесцветных. Первые самостоятельно решали вопрос "как жить?", вторые подчиняли свою судьбу норме, стандарту. Между этими двумя полюсами он создал богатейшую галерею характеров живых выпуклых. На сопоставлении разных человеческих характеров и построен фильм "Позови меня в даль светлую..."

Для Любшина здесь была двойная трудность. Фильм сделан в спокойной повествовательной манере. Роль же Владимир Николаевича сыграна на грани гротеска. А значит, формы существования актера по ту и по эту сторону съемочной камеры быль резко различны. Режиссер Любшин своею властью дал возможность актеру Любшину вырваться за рамки бытового правдоподобия, сыграть нечто совершенно для себя новое, эксцентрическое, показав тем самым, сколь упрощенно и однобоко до сих пор использовал кинематограф его индивидуальность. В режиссерской концепции фильма, заданной идеей Шукшина, актерская тема звучала на сей раз не в унисон — она обогатилась массой обертонов. А в самой судьбе Любшина роль эта обозначила резкий перелом.

Художник, чуткий к требованиям времени, он отныне станет отстаивать неповторимость каждого человека, его уникальность, в каких бы странных формах она порой ни проявлялась. В том, что для начала была выбрана "крайняя" степень странности, мне видится сознательный вызов — режиссуре, кинематографу, театру. Ведь сам себя назначил на эту роль — и все ахнули от неожиданности!
Опытный педагог А.А. Зубов еще в Щепкинском училище говорил: "Слава Любшин может играть любые роли. Любые!" А дипломной работой Любшина стала роль Сиплого в "Оптимистической трагедии". Именно после нее его и пригласили к себе двадцать семь театров.
Фильм "Позови меня в даль светлую..." получил на XXVI Международном кинофестивале в Маннгейме (ФРГ) сразу несколько наград: Гран-при, Большой приз города и премию ФИПРЕССИ.

Сейчас даже странно представить, что о Любшине писали когда-то "такой легко смешается с толпой", "похожий на сотни знакомых нам людей"... Да, он может быть и таким. Но вообще он может быть — любым.

Кто знает, может быть, если бы не неожиданное появление Любшина в облике Владимира Николаевича, не пригласил бы его Анатолий Эфрос на роль Тартюфа. Ведь у того же Эфроса в театре и на телевидении актер играл роли совсем иного плана. На ТВ он выступил в небольшой роли в "Островах в океане", сыграл Вилли, друга главного героя Томаса Хадсона. На сцене же Театра на Малой Бронной он поразил всех филигранностью психологической разработки характера в спектакле "Веранда в лесу" И. Дворецкого.

Правда, и в творчестве Эфроса спектакль "Тартюф", поставленный им во МХАТе, стоит особняком. Это веселое, смешное и красочное зрелище. Игровая стихия представления захлестывает режиссера и актеров. Они буквально купаются в ней, азартно импровизируют, подкидывают друг другу все новые и новые манки, зажигаются друг от друга.

Тартюф Любшина — отнюдь не святоша. Это посредственность, неожиданно получившая власть. Плебей, волею каприза судьбы попавший в знатный и богатый дом. Он и ходит павлином по апартаментам этого дома, теша свое непомерное тщеславие и стремясь заглушить свой комплекс неполноценности. И в отношениях с Эльмирой им движет отнюдь не страсть, просто интимные отношения со столь утонченной и красивой дамой возвысили бы его в собственных глазах, значительно помогли бы его самоутверждению.
Этот Тартюф смешон в своих притязаниях на господствующее положение в доме Оргона, но, лишенный этого положения, он становится страшен в своей злобе. Понимаешь, что никому ничего он не забудет, и, если только случай позволит, каждому отомстит низко и коварно.

По ходу спектакля в зале то и дело вспыхивает смех, но современные зрители хорошо знают, как опасна посредственность, претендующая на власть, и не могут не оценить актуальность трактовки этого, казалось бы, хорошо знакомого мольеровского героя.
Тонкий психологизм, скрупулезная разработка характеров и острая гротесковая форма, граничащая с эксцентрикой, — Любшину одинаково подвластно и то, и другое. Режиссерам он всегда нужен как личность определенного душевного склада, как актер, непременно вносящий в роль что-то большее, чем заложено в сценарии, — частичку самого себя. К нему в полной мере относятся слова Шукшина: "Отдельно артиста от человека нету, это всегда вместе: насколько глубок, интересен человек, настолько он интересный артист". Выигрывайте большие деньги играя по ссылке сайта вулкан вегас