Возмущение учительской несправедливостью влияет на выбор друзей

Отца это страшно задевало. Задевало и мать. Ничего не скажешь, Вихлянов и Овчинников были неплохие парни. И, продолжай я дружить только с ними, может быть, и обошел бы стороной то страшное болото, в которое потом попал. Но что делать? Тянуло меня к парням типа Славки Горнунга.

— Вертопрах ты, Славик. Ох, и вертопрах! полушутя говорила Славке моя мать.

- Так точно, Мария Кирилловна, вертопрах-с! так же шутливо вставал но стойке смирно Славка. Но я не виноват-с. Видно, гак создан.

— Ты за ним не тянись, внушала мне мать. Он баловень судьбы. У него все в жизни будет легко. А ты, если будешь ему подражать, в такое вляпаешься...

Впоследствии родители считали, что со своей стороны сделали все, чтобы меня образумить. Они убеждены в этом до сих пор. А я до сих пор спрашиваю себя: что же все-таки могло меня образумить? Или, говоря точнее, кто смог бы это сделать? Может быть, это сделали бы даже друзья. Если бы, предположим, я входил в компанию, которую возглавлял Валерка Мереха.

В нашем классе их было пятеро: Борька Сидоров, Валерка Понуренко. Пашка Нагорный, Вовка Раскопов и Валерка Мереха. Но создавалось впечатление, что это большая, просто огромная компания. Ребята не замыкались в своему кругу. Напротив, объединяли вокруг себя класс. Оттого и казалось, что их очень много.

Один Борька Сидоров занимал официальную школьную должность — был старостой класса. Но остальные в этой компании нисколько не уступали ему ни в общественной активности, ни в авторитете. Это был союз равных. В зависимости от того, какие качества нужно было показать, компания выдвигала вперед кого-то одного. Когда нужно было разобраться в сложной теме, все тянулись к Борьке Сидорову. Намечался шахматный турнир — взоры надежд обращались к Пашке Нагорному. Шла подготовка к школьному вечеру — бразды правления брал Вовка Раскопов, игравший почти на всех струнных инструментах. На школьные вечера обычно ломилась шпана. И тут дежурными у дверей командовал Валерка Мереха, огромный парень с длинными руками. Требовалось примирить двух поссорившихся — обращались к дипломату Валерке Понуренко.

Это не была компания в обычном смысле этого понятия. Это было ядро класса. Ребята знали друг друга много лет. Каждый занимал в жизни другого определенное место.

Возмущение учительской несправедливостью напрямую влияет на выбор друзей, способствует объединению неуспевающих по принципу «подобное тянется к подобному». Так вышло и у меня.

Я оставался в прохладных и натянутых отношениях с компанией Валерки Мерехи. А втайне мечтал подружиться. И дружил с Логвиновским, к которому в общем-то меня никогда особенно не тянуло.

— Плюй на все! — повторял Толя.

Неужели он не понимал, что значит остаться в десятом классе на второй год? С чем это можно сравнить? Да хотя бы с бегом на марафонскую дистанцию. Ты бежал десять огромных кругов. И рядом бежали еще тридцать таких же. Ты отставал, задыхался, падал от изнеможения, но продолжал бежать.

Но тут был такой случай. Толя оживился. Ловко встал на костыли, проковылял на кухню, принес, головку чеснока, кусок колбасы и шматок зачерствелого хлеба.

Пить нас учил Витя Стадник. Так же, как и Леша-морячок, демобилизованный воин. Витя брал на свои деньги бутылку и кулек конфет. Мы садились где-нибудь в сквере, подальше от посторонних глаз. Витя рассказывал солдатские байки и пускал бутылку по кругу. Каждый из нас. шестнадцатилетних, делал глоток и закусывал конфеткой. Не знаю, чего добивался Витя Стадник. Если он хотел научить нас пить без закуски, то своей цели он достиг. Другое дело, как мы потом себя чувствовали. После первого урока каждый из нас сбегал за кусты, и многие тут же добровольно отсеялись. И хотя давно ничего не ел, отказался от закуски. Это пижонство меня и подвело. Я быстро охмелел. И вместе с хмелем в голову ударила злость. Злость на учителей. Злость на родителей. Злость, которую нужно было немедленно разрядить. В наше время услуги профессиональных частных детективов не случайно становятся столь востребованными и актуальными. Важно, что детектив в Симферополе – это многопрофильный специалист. К тому же, нужно помнить и о том, что такой специалист предоставляет услуги, как индивидуальным заказчикам, так и компаниям, предприятиям разного уровня и масштаба.